Газета «Вестник»
Архив

№ 34 (660)
1 сентября 2003


Заголовки в формате RSS

Ольга Макарова: «Я родом из неприятностей»


Мы познакомились в редакции 'Вестника’. Ольга Макарова появилась здесь после того, как успешно сдала вступительные экзамены в УлГУ и была зачислена на факультет культуры и искусства по специальности 'Дизайн’.

Она принесла не рисунки, а тексты. Сказала:

— Это — мои соображения.

Заметьте, не статьи, не материалы.

— Я правильно поняла, вы собираетесь профессионально заниматься дизайном?

— Именно так.

— А зачем тогда пишите?

— Не могу заниматься только одним делом. Мне интересно многое. И в этом множестве я хочу попробовать себя. Главное, поставить перед собой цель и приложить к этому усилия.

Как несовременно рассуждала эта девушка! Ее сверстники, как правило, ничего не хотят. А взрослые устали сетовать на повальный инфантилизм и пофигизм своих отпрысков: 'Мы-то в их годы уже деньги зарабатывали! А они лежат на диване и ничего не желают: ни учиться, ни работать’.

’СоОБРАжения’ будущего дизайнера отличались особой ОБРАзностью. Жанр странный: что-то между литературным эссе и философским трактатом. И темы, прямо скажем, не простые. Соображение про 'Дистанцию удовольствий’ начиналось так: 'Жизнь — это кайф. И каждый получает его как умеет’. 'Мы живем и не знаем толком, откуда взялись’ — это уже из другого соображения под названием 'Кто тебя придумал, Человек?’.

Я читала и утопала в комплексе старого человека, которому не суждено понять 'дерзкое творенье юного ума’. Но в каждой строчке, написанной на неведомом мне языке будущего, было особое притяжение.

СООбражения превращались в СООружения. В них было СООтношение простого желания выговориться и завидного умения писать. Но еще больше, чем читать соображения, мне хотелось их слушать. И мы встретились снова. Я спросила:

— Почему — соображения?

— Потому что — это мои мысли. По-другому я называю их 'думками’.

Первое соображение Ольги Макаровой 'Семейные узы’ было опубликовано в 'Вестнике’ без специальной рубрики. Второе — 'Любите ли вы Интернет?’ предваряло предупреждение: 'Не для всех’. Не каждый из наших читателей смог бы разделить ее взгляды на иллюзорный мир Инет. Но то, что такие умники и умницы рядом с нами живут и газету нашу читают, я уверена.

— Каким вы видите своего читателя?

— Человеком, способным меня понять и уловить эмоции.

Мне показалось, что я уже могу и понять, и уловить.

— Откуда вы родом?

— Я родом из неприятностей. Меня постоянно сопровождает куча заморочек, в силу которых я не могу общаться с людьми.

— Со сверстниками?

— Не только. В школе я редко находила понимание у педагогов. И хотя была нормальной среднестатистической ученицей, мои ответы были не похожи на другие. И это их раздражало.

— И у вас совсем нет друзей?

— Есть привычный круг общения, и есть близкая подруга. Она говорит обо мне так: 'Ты больная, но тебя можно понять’.

— А молодой человек у вас есть?

— Людей много. Но такого, которым я могла бы восхищаться, пока не встретила.

— И Интернет не помог?

— Я предпочитаю общаться и видеть глаза собеседника. Правда, без электронной почты уже не представляю свою жизнь. Но переписываюсь чаще с теми, с кем встречаюсь и в обычной жизни.

— Можно спросить о ваших любимых сайтах?

— 'Башня магов’. Меня забавляет поведение людей, которые называют себя магами. Все они хотят, чтобы их боготворили.

— Не страшно?

— У меня мощная защита.

— Как это?

— От природы. А потом, есть масса сайтов, где учат возводить для себя защиту.

У Владимира Даля одним из толкований слова 'сообРАЖение’ является 'остоРОЖность’. КуРАЖ Олиной неприкаянной мысли напоминал бРОЖение молодого вина. Но осторожность все же присутствовала в ее творчестве: Ольга подписывала все тексты вымышленным именем Марина Морская.

— Почему вы пользуетесь псевдонимом?

— Не хочу ни с кем ассоциироваться. Вот и взяла себе имя, которое нравится. В нем — море, эмоция, движение.

— Но ведь 'mor’, кажется, корень слова 'смертельный’?

— О-о-о! Это из другой оперы. Хотя, если вам интересно, я считаю смерть простым завершением определенного этапа пути.

— А что интересует, кроме Интернета?

— Люблю кельтские мотивы московской группы 'Мельница’ и агрессивную музыку 'Metallica’. Свои учебные работы по живописи делала, слушая альбом 'Teatre of Tragedi’.

— А любимая книга?

— Ричард Бах 'Чайка по имени Джонатан Ливингстон’. Я прочла ее в 7-м классе, когда не знала, куда себя приложить. 'Чайка’ дала мне толчок для развития, и я написала свое первое соображение.

— Что же так потрясло вас в 'Чайке’?

— Мысль о том, что все в жизни достижимо. Нет белого и черного, есть твое отношение к этому и твой выбор. Ричард Бах научил меня жить по-другому.

— Как, по-другому?

— Я поняла, что в мире существую не только я. И ничего не дается просто так. Я должна делать себя сама.

Как много таких же 18-летних людей вообще не задумываются об этом. И не нуждаются ни в каком стремлении к иному. На вопрос 'Какую музыку слушаете?’ спокойно отвечают: 'Никакую’. И так во всем. Оля принесла свои графические работы. Маленькие картинки, похожие на карты. Объяснила:

— Каждая карта имеет свой смысл. Я назвала их 'Альянс’. Предлагаю человеку выбрать карты, и по его выбору узнаю о нем все.

Еще одно толкование по Далю: 'соображать’ — 'гадать’.

Абстрактные рисунки Олиных карт имели разные оттенки. На некоторых угадывались очертания фигур, на одной — лицо похожей на нее девушки.

— Это вы?

— Нет. Я уже выросла из этого. Такой я была несколько лет назад.

— Интересно рисовать себя?

— Я рисую не себя, а свои переживания, состояние души.

— А что означает карта, на которой вы несколько лет назад?

— Потребность в понимании, желание прийти домой, к людям, которые принимают тебя таким, каков ты есть.

— В вашем доме вас понимают?

— Да. Мои родители дали мне все. И не запрещали заниматься бесперспективным делом, творчеством.

— А чем они занимаются?

— Папа работает на 'Авиастаре’, мама всю жизнь посвятила мне и брату, она — домохозяйка.

— И, конечно, активно участвует в вашей жизни?

— Еще как! Она — мать-героиня.

— ???

— Вырастить такую дочь, как я,  — настоящий подвиг. Преодолев мой скверный характер, она научила меня терпению и аккуратности. Маме всегда интересны мои дела и соображения.

— Она, наверное, гордится вами?

— Радуется моим успехам и огорчается моим неудачам.

— Такие бывают?

— Вы забыли: я родом из неприятностей.

Не знаю, смогла ли я в полной мере передать вам, дорогие читатели, заразительную энергию этой девушки, ее неугомонный интерес к жизни и готовность творить собственную судьбу. Но, если сейчас вы задумались о том, зачем родились и живете, мне стоило это писать.

Наталья Никонорова

Зеркала — отражения

Мы смотрим в эту гладкую пластину по нескольку раз на дню. Убеждаемся в своей неотразимости или в том, что вчера перебрали. Это лучшая обратная связь в мире. Никто не покажет тебе твое лицо таким, какое оно есть на самом деле.

Есть масса книг по психологии, философии и прочей прочести, задача которых заключается в предоставлении отдельным личностям шанса покопаться в себе. И что-нибудь полезное нарыть. И есть масса людей, которые действительно живут по этим книгам.

Некоторые люди обладают способностью показывать то, что хотят видеть окружающие, а не то, что на самом деле есть.

Люди тоже могут отражать. Равно, как и быть отражениями.

Зеркало. В него заглядывают не для того, чтобы увидеть его, а для того, чтобы увидеть себя. И люди-зеркала прекрасно понимают, что, по большому счету, никому ни до кого нет дела. Люди-зеркала редко что-то проповедуют, что-то доказывают. Им безразлично, что о них подумают и что скажут. Они словно знают то, что больше никому не известно. Они — вне игры. Чем не жизнь, чем не философия?

Зеркала идут к намеченной цели, прокладывая свою дорогу и не отвлекаясь на мелочи. Они никогда не покажут, что у них внутри, там, за этой пластиной, способной принять все, но не способной это прочувствовать. Они будут для всех двигателем, генератором идей и проектов. Они не станут цепляться за стереотипы. Потому что сами уже давно живут за рамками привычных представлений о человеческой сущности. Счастливы ли они? Зачем им такая жизнь?

Со временем, когда зеркальная броня постареет, потемнеет, покроется пылью (ведь вряд ли кому будет позволено прикоснуться к мнимой защите, протереть ее, поухаживать), человек вылезет из этой скорлупы и взглянет на то, что не замечал, не хотел замечать.

Может, имеет смысл не мучиться в беспросветных поисках, стараясь найти, создать, придумать? Может, соль в другом: в проторенной дороге, в продолжении чужих идей, в отражении чужих идей и в их воплощении?

Отражения. Это тоже искусство — быть ярким, четким, подающим надежды отражением чужой личности, чужой жизни, чужой идеи. Есть ведущие, есть ведомые. Есть руководители, есть подчиненные. Есть генераторы энергии, есть средства коммуникации. И еще не известно, кто из них действительно счастлив.

Умение впитывать информацию — это ценно в наш век. Армия отражений, легион исполнителей. Но не думайте, что у таких людей меньше амбиций, меньше претензий на оригинальность, меньше планов на будущее. Нет, совсем нет. И даже наоборот. Это зависит от того, кого они отражают.

По известной статистике только 2% из общего числа людей двигают общество вперед. А что же тогда 98%? Зеркала.

Предыдущая статья 
Архив
Ульяновский государственный университет

Главный редактор: Хохлов Д.Г.

Адрес:
432700 г.Ульяновск
ул. Водопроводная, д.5

Телефоны:
67-50-45, 67-50-46

Газета зарегистрирована
28.03.1996 г. Поволжским регионалным управлением Госкомпечати. С 1335.

Site design:
Виорика Приходько

Programming:
Олег Приходько,
Константин Бекреев,
Дмитрий Андреев

[Valid RSS]


Свежий номер   |   О нас   |   Для рекламодателей   |   Доска объявлений   |   Письмо в редакцию   |   Ссылки

Copyright © Вестник, 2001-2021